литературные роды по веселовскому

вся правда об окситоцине в родах

Оргазмические роды. Для авторов журнала дом – это маленькая Вселенная, символ независимости, творческой свободы, самосовершенствования и простого человеческого счастья.

Большинство женщин ассоциирует роды с болью, многие, испытывая страх перед предстоящим событием, заранее договариваются с врачами об анестезии, а некоторые готовы даже подвергнуться серьёзной полостной операции, чтобы избежать… чего? Возможно, высочайшей точки наслаждения, которой только может достичь женщина в своей жизни, — родового экстаза. Конечно, читатели «Домашнего ребёнка» достаточно компетентны в этом вопросе и знают, что роды — естественный процесс, а женский организм способен прекрасно с этим справиться. Однако испытать оргазм в родах довелось, наверное, единицам. Не от того ли это происходит, что мы не ждём удовольствия от схваток и потуг? А подсознательно настраиваемся как минимум на дискомфорт. Однако оргазмические роды — это реальность. Как их достичь? Что нужно изменить в себе и окружающих, чтобы испытать родовой экстаз? Кто, в конце концов, хоть раз был свидетелем таких родов. Самый большой секрет В январе 2009 года на телеэкраны Нью-Йорка вышел документальный фильм «Оргазмические роды — самый большой секрет».

Окситоцин при родах, как стимуляция: что за препарат и последствия его применения

Для того чтобы процесс родоразрешения прошёл с наименьшими потерями для матери и ребёнка, нередко принимается решение о его стимуляции. С ней всё происходит гораздо быстрее и легче. Однако не утихают споры о том, что это влечёт за собой массу негативных последствий для здоровья женщины и её малыша. Особенно сильное предубеждение вызывает окситоцин при родах — препарат, который чаще остальных ставится для ускорения родовой деятельности в случае её затягивания.

Оправдано ли его применение? Насколько опасно его введение в орган

Источник

Глава V

Литературные роды и жанры

Словесно-художественные произведения издавна принято объединять в три большие группы, именуемые литературными родами. Это эпос, драма и лирика. Хотя и не все созданное писателями (особенно в XX в.) укладывается в эту триаду, она поныне сохраняет свою значимость и авторитетность в составе литературоведения.

О родах поэзии рассуждает Сократ в третьей книге трактата Платона «Государство». Поэт, говорится здесь, может, во-первых, впрямую говорить от своего лица, что имеет место «преимущественно в дифирамбах» (по сути это важнейшее свойство лирики); во-вторых, строить произведение в виде «обмена речами» героев, к которому не примешиваются слова поэта, что характерно для трагедий и комедий (такова драма как род поэзии); в-третьих, соединять свои слова со словами чужими, принадлежащими действующим лицам (что присуще эпосу): «И когда он (поэт—В. X.) приводит чужие речи, и когда он в промежутках между ними выступает от своего лица, это будет повествование». Выделение Сократом и Платоном третьего, эпического рода поэзии (как смешанного) основано на разграничении рассказа о происшедшем без привлечения речи действующих лиц (др. — гр. diegesis) и подражания посредством поступков, действий, произносимых слов (др. — гр. mimesis).

Сходные суждения о родах поэзии высказаны в третьей главе «Поэтики» Аристотеля. Здесь коротко охарактеризованы три способа подражания в поэзии (словесном искусстве), которые и являются характеристиками эпоса, лирики и драмы: «Подражать в одном и том же и одному и тому же можно, рассказывая о событии, как о чем-то отдельном от себя, как это делает Гомер, или же так, что подражающий остается сам собой, не изменяя своего лица, или представляя всех изображаемых лиц как действующих и деятельных».

В подобном же духе — как типы отношения высказывающегося («носителя речи») к художественно

Источник

/ Веселовский А.Н. - Историческая поэтика 1989

.pdf

ную книгу, из сказки в роман и т. д.), приобретают формообразующее значение. Решая проблему происхождения поэзии, Веселовский опирался на изучение

фольклора, прояснявшее значение первобытного синкретизма. Синкретизм, в его понимании, представляет собой сочетание ритмических движений с песней-музыкой и элементами слова. На ранней стадии синкретизма слово играло, по-видимому, скромную роль носителя ритма и мелодии. Текст импровизировался в ходе песниигры, причем эта импровизация ограничивалась повторением двух-трех стихов, подсказанных случайным впечатлением. Такая песня-игра пелась и плясалась коллективно, хором. Хор для поэзии был тем же, чем общество для языка. Только при совместном участии в хоровом действе у индивидов могла возникнуть и развиться потребность в обмене произведениями слова, выработаться и закрепиться форма такого обмена. С развитием быта и культуры, когда эти песни-игры станут превращаться в обряды и культы и появятся обрядовые и культовые хоры, незначащая фраза, прежде без разбора повторявшаяся как опора напева, обратится в нечто более осмысленное и цельное, в действительный поэтический зародыш. Обрядовые и культовые рамки хоризма более устойчивы, слово в них крепче привязано к тексту, и оттого под действием того же нормирующего ритма здесь слагались более прочные словесные формулы и схемы сказа. Вместе с песнеймелодией эти словесные образования отрывались от обряда и вне его приобретали эстетический характер.

Но форма этих древнейших поэтических произведений носила на себе еще заметные следы организации хорового исполнения. По мере усиления интереса к песне со связным текстом хор становится для нее все более неудобным. Это приводит к появлению внутри хора запевалы-солиста (корифея), который оказывается “в центре действия, ведет главную партию, руководит остальными исполнит

Источник

С.Н.Бройтман анализирует существующие в литературоведении подходы к определению исторической поэтики, ее задачах, предмете. Так, в определении П.А. Гринцера: «предмет исторической поэтики <…> имеет дело с происхождением и эволюцией поэтических принципов, приемов и форм» – учтена только динамическая сторона. Согласно А.Н.Веселовскому, задача исторической поэтики – «проследить, каким образом новое содержание жизни, этот элемент свободы, приливающий с каждым новым поколением, проникает старые образы, эти формы необходимости, в которых неизбежно отливалось всякое предыдущее развитие».

Если В.М.Жирмунский определял сущность исторической поэтики через триаду «нормативно-практическая – сравнительно-историческая – теоретическая поэтики», то С.Н.Бройтман разграничивает (правда, с оговорками) поэтики историческую и теоретическую. «Историческая поэтика, – заключает Бройтман, – изучает генезис и развитие эстетического объекта и его архитектоники, их проявление в эволюции содержательных художественных форм».

            Синкретизм как порождающий принцип мировидения и сознания от палеолита до VII – VI вв. до н.э. в Греции и первых веков новой эры на Востоке есть «выражение <…> целостного взгляда на мир, еще не осложненного отвлеченным, дифференцирующим и рефлексивным мышлением». Синкретизм предполагает, по Веселовскому, «нерасчлененно-слитное восприятие их (человеческой жизни и природы. – М.С.)», не смешение, а отсутствие различий.

Субъектная сфера эпохи синкретизма характеризуется анонимностью и отсутствием понятия авторства, иными словами, нерасчлененностью автора и героя, или субъективным синкретизмом. Это выражается в тексте песни, например, в виде спонтанного, немотивированного перехода от безличного повествования к первой форме повествования.

А.Н.Веселовский, создавший теорию первобытного синкретизма, исследовал феномен «хорического

Источник

Роды и жанры в литературе.

Художественные произведения принято объединять в 3 группы - именуемые литературными родами. Это эпос, лирика и драма, выделяемые еще античными философами. Сама форма появилась на рубеже 19-20вв., а само содержание этих слов в древности (даже до Аристотеля.)

По Платону: поэт говорит тремя способами: 1) от своего лица (поэт говорит преимущественно в дифирамбах, лирически – это лирика); 2) обмен речами героев, где не перемешиваются слова автора (трагедия и комедия, которые составляют основу драмы; 3) поэт соединяет свои слова с чужими (эпос)

У Аристотеля словесное творчество рассматривается как подражание и разделяется по двум параметрам - по предмету и способу подражания. Предметом подражания являются персонажи, а они бывают более благородные, чем читатель или зритель (цари, герои, боги) или же более низкими. В позднейшие времена это членение было уточнено: предметом литературного подражания являются, строго говоря, не персонажи, а их поступки и чувства, которые могут быть более или менее благородными независимо от иерархической принадлежности их субъекта. Коронованные особы могут попадать в комические ситуации или переживать низкие страсти, а человек низкого происхождения - совершить благородный поступок, ставящий его наравне с царями и героями.

Второе разграничение по Аристотелю касается уже не тематики, а формы произведения - не предмета, а способа подражания. Вслед за Платоном Аристотель разграничивал два таких способа - простое подражание и повествование. Простое подражание состоит в прямом воспроизведении слов и действий персонажей, которые не сопровождаются никакими комментариями от автора. повествование - это уже не прямой, а опосредованный способ изложения слов и поступков; о них рассказывается от имени автора, часто с применением специальных грамматических форм (особое время повествования).

почему не прибыло молоко после родов
девочки,вот вы сделали грудь,или кто собирается,что говорят вам по поводу этого ваши мужчины?"за" они,или против этого?и кто сделал,что говорят мужики,только честно,нравится им?не говорят,что раньше,лучше было?

Моему

Важ

Источник

Словесно-художественные произведения издавна принято объединять в три большие группы, именуемые литературными родами. Это эпос, драма и лирика. Хотя и не все созданное писателями (особенно в XX в.) укладывается в эту триаду, она поныне сохраняет свою значимость и авторитетность в составе литературоведения.

О родах поэзии рассуждает Сократ в третьей книге трактата Платона «Государство». Поэт, говорится здесь, может, во-первых, впрямую говорить от своего лица, что имеет место «преимущественно в дифирамбах» (по сути это важнейшее свойство лирики); во-вторых, строить произведение в виде «обмена речами» героев, к которому не примешиваются слова поэта, что характерно для трагедий и комедий (такова драма как род поэзии); в-третьих, соединять свои слова со словами чужими, принадлежащими действующим лицам (что присуще эпосу): «И когда он (поэт—В. X.) приводит чужие речи, и когда он в промежутках между ними выступает от своего лица, это будет повествование» [714]. Выделение Сократом и Платоном третьего, эпического рода поэзии (как смешанного) основано на разграничении рассказа о происшедшем без привлечения речи действующих лиц (др. — гр. diegesis) и подражания посредством поступков, действий, произносимых слов (др. — гр. mimesis).

Сходные суждения о родах поэзии высказаны в третьей главе «Поэтики» Аристотеля. Здесь коротко охарактеризованы три способа подражания в поэзии (словесном искусстве), которые и являются характеристиками эпоса, лирики и драмы: «Подражать в одном и том же и одному и тому же можно, рассказывая о событии, как о чем-то отдельном от себя, как это делает Гомер, или же так, что подражающий остается сам собой, не изменяя своего лица, или представляя всех изображаемых лиц как действующих и деятельных» [715].

как рассчитать вероятный день родов
Каждый раз, открывая книгу, читатель надеется отыскать в ней что-нибудь созвучное своим мыслям, своему душевному строю, но всегда ли удается найти в чужом тексте строки, обращенные к вам напрямую? Думается, нет. Структур

В подобном же духе — как типы отношения высказывающегося («носителя речи») к художественно

Источник

Предмет сравнительного изучения литератур – взаимосвязи национальных литератур, общее и особенное в их историческом развитии.Ограничение тематики сравнительных исследований межлитературными связями в некоторых научных школах (П.Азар, Ф.Бальдансперже, М.П.Гюйяр и др.). Синонимы, обозначающие данное (или сходное) направление литературоведения: сравнительно-историческое изучение литератур, сравнительное литературоведение, литературоведческая компаративистика (от лат. comparativus – сравнительный); соответствующие иноязычные термины: litt é rature compar é e (фр.); vergleichende Literaturwissenschaft, vergleichende Literaturgeschichte (нем.); comparative literature (англ.); letteratura comparata (ит.); literatura comparada (исп.) и др.Актуальность сравнительного литературоведения в условиях тесного взаимодействия национальных литератур, глобализации культуры в современном мире. Место компаративистики в системе литературоведения, близость («пересечения») ее проблематики с исторической и теоретической поэтиками, общим литературоведением. Необходимость широкого общественно-исторического, культурологического контекста сравнительного изучения литератур.Важнейшие научные центры компаративистики (отечественные и зарубежные), традиции отечественной науки в данной области знания (труды А.Н.Веселовского, В.М.Жирмунского, М.П.Алексеева, Н.И.Конрада и др.).

Данный лекционный курс в системе курсов по сравнительному изучению литератур. Трехчастная структура курса: основные понятия и термины; из истории эстетической мысли и литературоведения; типологические категории и литературный процесс.

Национальная литература как выражение самосознания народа, ее связь с родным языком, роль в его развитии. Множественность критериев при определении понятия «национальная литература».Различные литературы на одном языке (английская, американская, австралийска

Источник